В мае были обнародованы декларации руководителей Ивановской области и их жен. Глава региона Станислав Воскресенский задекларировал смешную, в общем, для губернатора сумму в 1,66 млн рублей (или 138 тысяч рублей в месяц). А его супруга, актриса и модель Светлана Дрыга неожиданно разбогатела сразу на 44 миллиона рублей. Причем, сделала это, ни минуты не проработав, - губернаторша была в долгожданном декрете. Доход Светланы Сергеевны образовался благодаря загадочной продаже товарного знака калининградского фестиваля короткометражных фильмов «Короче». «Ивановские новости» в свете завершившегося накануне 44-го Московского Международного кинофестиваля удивились: «А, что, так можно было?» и попытались разобраться, за что же Дрыге заплатили такие деньги.

Фестиваль короткого метра появился в Калининграде в 2013 году, когда 37-летний Станислав Сергеевич переехал из Москвы, с должности заместителя министра экономразвития (министр – Эльвира Набиуллина), в самый западный регион России на должность заместителя полномочного представителя президента по Северо-Западному федеральному округу – куратора Калининградской области. Сын удачливого приватизатора и питерского миллиардера Сергея Воскресенского короткое время поработал в сфере международного консалтинга, а затем был пристроен на госслужбу, поближе к системным либералам и экономическому блоку. Имена Шувалова, Грефа, Набиуллиной, Улюкаева были знакомы будущему губернатору с ранней юности.

Как зародилась идея фестиваля «Короче», не совсем понятно. Но несложно догадаться, какую цель этот фестиваль преследовал. Воскресенский воспринимал работу в полпредстве как вынужденный зигзаг в карьере и ждал губернаторского назначения. Мечтал, разумеется, о стратегически важной и карьерно перспективной Калининградской области. Фестиваль позволял быть скромному чиновнику на виду у СМИ, а, следовательно, у Центра.

Поначалу Воскресенский в качестве организатора и вдохновителя фестиваля не светился. Президентом значился знаменитый кинопродюсер и соратник Балабанова Сергей Сельянов. Как финансировался фестиваль не очень понятно, но очевидно, что мероприятие, на которое надо было привезти, накормить, напоить и дать гонорар какому-то числу звезд, даже средней величины, было заведомо убыточным. Хотя с определенного момента к финансированию подключилось министерство культуры РФ.

Звездочки вышагивали по провинциальной красной ковровой дорожке, почти как в Каннах, отсматривали в течение трех дней до полусотни любительских фильмов, раздавали статуэтки и укатывали восвояси. Оставались только репортажи светской хроники. Каких-то шедевров или открытий на фестивале за все девять лет так и не случилось, но унылый балтийский пейзаж разнообразило. Впрочем, приезжали не для этого. На смысл провинциальной кинотусовки красиво указывал подарочный фестивальный набор, в который, среди прочего, входили три презерватива, по числу дней фестиваля.

После двух лет работы в полпредстве Воскресенский вернулся в Москву на старую должность замминистра экономразвития. Но свое детище, калининградский фестиваль, Станислав Сергеевич продолжал опекать и неизменно на три летних дня наведывался в полюбившийся ему анклав на Балтике.

Набиуллина уже ушла в Центробанк, а министром к этому моменту работал знаменитый Алексей Улюкаев. Громкое уголовное дело Улюкаева как раз пришлось на период, когда Воскресенский был его заместителем. Впрочем, какова роль Станислава Сергеевича в этой истории, история, как говорится, умалчивает. В 2017 году, после очередной смены министра, Воскресенского, наконец, отправили губернаторствовать. Но не в европейский Калининград, а во вполне депрессивное Иваново, которое делило с Костромой два последних места по социально-экономическому развитию в ЦФО. И при этом эти регионы занимали сомнительное лидерство в масштабах страны по вырубке лесов. Видимо, чтобы «в сельском хозяйстве засеивать больше земель, овощи, рожь, вот это всё».

Предшественники Воскресенского, Михаил Мень и Павел Коньков, успели стать фигурантами уголовных дел. Дыра дырой, подумал бы иной, но Станислав Сергеевич увидел в руководстве депрессивным регионом возможность перезапустить забуксовавшую карьеру. Удалось ли Воскресенскому за почти пять лет работы вытянуть регион со дна, вопрос дискуссионный. Леса как рубили без оглядки, так и рубят. Наиболее болезненные проблемы - в экологии и здравоохранении – решены не были, а вот инвестиционная активность в регионе при Воскресенском выросла. Идет постепенное создание современного текстильного кластера с заявленной суммой инвестиций в 22 млрд рублей, чтобы «более лучше одеваться». Но то, что Ивановская область не будет для Воскресенского карьерным трамплином теперь можно говорить совершенно точно. Тут бы статус-кво сохранить, то есть получить согласие на второй срок. Но фестиваль короткого метра продолжает жить своей жизнью.

Вся такая Дрыга

«Актриса, модель и медиаперсона» Света (а не Светлана - просит себя называть) Дрыга поддерживает свой имидж двумя-тремя жирными мазками. Из текста в текст повторяется история, как ростовская девочка работала на пивзаводе «в цехе дображивания», а потом перебралась в Москву, модельный бизнес, кино, Голливуд, вот это вот всё. На самом деле, даже в той паре второсортных фильмов («Елки-2», «Уланская баллада»), которые «актриса» Дрыга записывает в свою «фильмографию», ее нет в титрах. «Голливудскую» короткометражку с албанским названием и с Дрыгой «в главной роли» тоже разыскать не удалось. Так же в глянцевых текстах про Дрыгу описывались увлечения «светской львицы» поэзией и фотографией и сообщалось о трех персональных выставках Дрыги в Москве и Нью-йорке, «которые пользовались большой популярностью». Очень много сделала достижений.

Вообще, в биографии губернаторши довольно много пятен. Даже возраст определить невозможно. С подачи знаменитого консалтингового бюро «Минченко» в интернете бытует фраза, что разница в возрасте между Воскресенским и Дрыгой 17 лет. Эту ересь журналисты повторяют довольно часто. Но самому молодому, да раннему Станиславу Сергеевичу всего 45, а, значит, его супруге должно быть сейчас 28 лет. Но публичная известность Дрыги начинается в 2005 году, когда она снялась в эротической фотосессии на обложку мужского журнала Maxim. Если бы утверждение «Минченко» было верным, то Светлане Сергеевне во время топлесс съемок должно было бы быть всего 11 лет.

Но возраст – не единственный секрет Дрыги. Нигде нельзя найти информации, как и когда познакомились будущие губернатор и губернаторша, как и когда поженились. Известно только, что произошло это после 2013 года. На первом калининградском фестивале Дрыга уже фигурирует в СМИ в качестве продюсера, но с «основателем» кинофестиваля Воскресенским ее имя никак еще не связывают. Вполне возможно, причиной тому было, что Воскресенский тогда еще был женат. Первую жену его слухи тоже записывают в манекенщицы. В манекенщицы идут рослые девушки (Дрыга – 180 см) и, видимо, у невысокого Станислава Сергеевича есть определенный комплекс. Света иногда любит подчеркивать разницу в росте со своим мужем. Губернатор на таких снимках выглядит совсем уж подкабучником, что и в жизни, по-видимому, недалеко от истины. Наша героиня вытянула-таки свой выигрышный лотерейный билет. В город невест Иваново губернатор Воскресенский приехал уже со своим «самоваром». А Света моментально стала самой видной губернаторшей России – ни попой, ни сиськами, ни «персональными выставками» и «фильмографией» со Светой никто из жен глав субъектов федерации сравниться не мог.

У нас достаточно аргументов, чтобы думать, что кинофестиваль «Короче» был не только имиджевым проектом несостоявшегося калининградского губернатора Воскресенского, но и местом, где развился роман будущих хозяев Ивановской губернии. А все ж таки интересно, кто придумал вкладывать презервативы в фестивальный набор? Или просто стащили идею у «Кинотавра»? Дрыга все годы существования «Короче» была его генеральным продюсером.

Так же в официальную биографию Дрыги почему-то не входит ее брат и компаньон, владелец нескольких крупных фирм Сергей Дрыга, занимающийся строительным и инфраструктурным бизнесом. В основном, в родной Ростовской области и на Кавказе. Света и Сергей (еще до замужества сестры) были совладельцами фирмы с труднопроизносимым и малопонятным названием «Эмолюментум-ДСИС» и с видом деятельности по ОКВЭД «Деятельность актеров, режиссеров, композиторов, художников, скульпторов и прочих представителей творческих профессий». Аббревиатура ДСИС, очевидно, расшифровывается Дрыга Света и Сергей. А первое слово (эмо+алюментум), кажется, придумывала Света, и оно должно нас отсылать к алхимии, магии, превращениям драгметаллов и прочим компьютерным стрелялкам. Магический бизнес был зарегистрирован в Москве, просуществовал четыре года – с 2008 по 2012 – и остался в декларации губернаторши в виде трех малогабаритных однушек. Что-то вроде несгораемых сумм в телевикторине. Впрочем, может, и не бизнес был вовсе, а щедрые поклонники. Но было и еще одно московское жилье – по адресу Шаболовка, д.16 ( 94 кв. метра), которое не только фигурирует в декларации, но и в сделке по загадочной продаже товарного знака кинофестиваля «Короче».

После закрытия ДСИСА Света в бизнесе официально не светилась. Понять, чем официально занималась губернаторша, кроме трехдневного фестиваля, тоже затруднительно. В декларациях то скромные 700 тысяч, то полтора миллиона. В 2018 году была более-менее крупная сумма – 2,7 млн. Вроде бы Дрыга получила ее в некоем ООО «Виартех Девелопмент». Тут любопытен не столько размер заработка, сколько то, что 25% этого «Виартеха» принадлежит фирме из Нидерландов, а управляют ее и вовсе киприоты. Могла ли скрываться губернаторша за голландским оффшором? Ответа нет, но оставим за собой право на разумные сомнения.

Поселившись в Иванове, Света пересела со скромного Мерседеса С-180 на «меневскую» Ауди А8 с номерами 001. Этот лимузин, приписанный к гаражу облправительства, оставил после себя экс-губернатор Ивановской области Михаил Мень, когда уезжал работать в правительство РФ. Света, как писали ивановские телеграмм-каналы, хотя и никаких официальных должностей не занимала, каталась с персональным водителем, и 23 февраля 2021 года попала в крупную аварию в самом центре Иванова с «Тойотой Лэнд Крузер». Водителю «Тойоты» за счет бюджета тогда пришлось выплатить 170 тысяч рублей, а пресс-служба мужа даже официально опровергала то, что Дрыга была за рулем. Скандал прошел стороной.

Другим занятием Дрыги в текстильной столице России, стало дублирование калининградского кинофестиваля для ивановских ситцев. Новый кинофестиваль назывался «Пилот» и был посвящен не короткометражкам, а сериалам. Проходит это унылое мероприятие уже три года, президентом (за мзду, надо полагать, немалую) зазвали режиссера Валерия Тодоровского (не путайте, с его советским папой Петром). И уж если калининградский фестиваль за столько лет чем-то запоминающимся не стал, то у его ивановского дублера шансов не было вовсе. Как это, скажите, в кинотеатре целиком многочасовой сериал посмотреть? Тут сколько презервативов в пакет не клади – не поможет.

О том, что Воскресенский и Дрыга выходят из фестиваля «Короче», стало известно 21 апреля 2021 года. Тогда программный директор фестиваля Артем Рыжков сообщил РБК, что «эксклюзивные права на проведение фестиваля московской компании Red Carpet Studio передали идейные вдохновители – актриса Светлана Дрыга и ее супруг, председатель попечительского совета Станислав Вознесенский, который является губернатором Ивановской области. Условия сделки не разглашаются. В качестве основной причины называют нехватку времени у супругов для организации мероприятия». Передали и забыли. Кажется, кроме РБК, никого тема калининградского фестиваля не заинтересовала. Разве, местных.

Кстати, сделка тогда не состоялась, хотя ее зачем-то проанонсировали. Товарный знак кинофестиваля «Короче» был передан Светланой Дрыгой ООО «Студия Ред Карпет» только 9 июня 2021 года. Владелец «Ред Карпета» Антон Калинкин – человек в сфере кинобизнеса довольно известный, развивает анимацию, занимается и кинофестивалями. В августе проведет десятый по счету «Короче». Но за год ни Калинкин, ни кто-то из его продюсеров не объяснил зачем им нужен этот специфический проект, как его будут развивать и главное – с какого ляда за него было платить целых 44 миллиона рублей. Калинкин – человек не бедный, все его фирмы за год получили выручку около 600 миллионов рублей. Но выручка – это не прибыль. Почему он вбухал почти все свои деньги непонятно во что – ведь даже юрлица никакого не купил. В принципе, все товарные знаки сегодня можно оценить. Будь то Coca Cola или вывеска в сельпо. Есть специализированные оценочные конторы, но что-то подсказывает, что в нашем случае стороны к такой оценке не прибегали. Так для чего купил по заоблачной цене непонятно что маститый продюсер? Загадка.

И этот вопрос не имел бы общественного интереса, если бы на «другом конце провода» не была бы семья крупного государственного деятеля, дважды замминистра, замполпреда и губернатора. Потому что деньги, полученные семьей чиновника «ни за что», известно как называются.

Мы не зря в середине статьи сделали оговорку, что судя по каким-то субъективным данным, считаем Станислава Сергеевича подкаблучником (кстати, ничего плохого в это слово не вкладывая). Ведь, посмотрите, Света Дрыга это не просто красивая женщина, это еще и «дорогая» женщина, привыкшая ко всякого рода «Картье», которое когда-то рекламировала. А «нищеброда» с полуторамиллионным доходом она в любом случае себе найдет.

Вряд ли «дорогая» губернаторша испытывает хоть какую-то нужду в финансах. Мы помним, что Станислав Сергеевич не только губернатор, но и сын олигарха. Но вот дорогую жизнь жены надо как-то легализовывать. 44 миллиона – как раз та сумма, на которую не стыдно накупить женских безделушек для самой красивой, и самой обсуждаемой, губернаторши России.

Светлана Курицына